«Увидели георгиевскую ленточку и перестали стрелять»: история одного разведчика

«Увидели георгиевскую ленточку и перестали стрелять»: история одного разведчика
«Увидели георгиевскую ленточку и перестали стрелять»: история одного разведчика
Фото: sosnovosti.ru
Про бои, ранения и путь к своим рассказал военнослужащий из Сосновского района Челябинской области.

До памятного 2022 года наш герой жил в поселке Есаульском, работал в Челябинском линейно-производственном управлении, был участником команды КВН, радовавшей своих зрителей и болельщиков веселыми шутками и меткими остротами. Иногда, в особые праздники вместе с односельчанами вспоминал годы армейской службы, прошедшие в горячие годы чеченского конфликта. Обычный деревенский мужчина до тех пор, пока снова не запылал военный конфликт.

2023 год, первый отпуск разведчиков из Есаульского. Справа – военный комиссар Сосновского района Александр Губин

В октябре 2022 года, после объявления частичной мобилизации под «Прощание славянки» уехал Хасан (это позывной героя — прим. автора), как и десятки других мужчин, с главной площади села Долгодеревенского в воинскую часть на боевое слаживание. Контракт подписал 23 октября без повестки. Решил для себя сам: надо идти помогать ребятам, закрывающим глубокий прорыв армии противника на северном фасе фронта. Начинался девятый месяц СВО.

В ноябре был под Кременной. Когда-то под Кременной и Сватово были курортными местами. Сосновые и смешанные леса, небольшие озерки, река Северский Донец. Теперь часть лесов была сожжена. Огромные сосны срублены снарядами. В речушках обломки понтонных переправ и утонувшая военная техника. Вместо соснового аромата постоянный кисловатый привкус сгоревшего пороха. Километры окопов и ходов сообщения, блиндажи, землянки, огневые позиции, ДЗОТы и ДОТы, железобетонные стены, колпаки опорных пунктов, ромбы «драконьих зубов». Быстро меняющая боевая обстановка. Зимой 2022 года в небе жужжали небольшие коптеры, ведущие разведку. К зиме 2023 года дроны несли под своим брюхом взрывчатку, осколочные гранаты, 82-х миллиметровые мины, кумулятивные снаряды, зажигалки. Обходилось. Хасан провоевал год без единой царапины. Разведчикам всегда удавалось выполнять поставленные боевые задачи.

Ночи темные, антрацитовые

В этот раз боевой выход ни сулил ничего особенного: добраться до опорного пункта, занятого нашей пехотой, наладить связь, осмотреть прилегающую местность в ночное время, чтобы выявить скрытые огневые точки противники. Группа разведчиков из трех человек. Командир группы молодой старший лейтенант, в охранении Хасан и пулеметчик разведбата.  Ночи под Кременной темные, антрацитовые. Темнота наступает сразу, как будто рука всевышнего выключает свет. Ночью проще работать.

Ночная «птица» с инфракрасным глазом со стороны неприятеля заметила движение группы. Но отработать солдаты ВСУ не успели. Троица наших бойцов добралась до опорного пункта, выполнив поставленную задачу. Взводный с позывным Жека получил долгожданную связь и указал координаты засеченных огневых точек. Надо было возвращаться назад.  По старой траншее отошли немного в сторону. Тарахтящий звук двигателя большого сельскохозяйственного коптера, прозванного «Бабой Ягой», ночью слышен издалека. Не слышно разведчика с камерой ночного видения. «Баба Яга» несет бомбу и сбрасывает там, где разведчик видит движение. Группа разведчиков поспешила. Свернула в один из ходов сообщения, который по приметам вел к блиндажу. Мужчины не ошиблись. Укрылись под накатом. Решили уходить из блиндажа, когда забрезжит рассвет. Было подозрение, из-за охоты «Бабы Яги» сбились с пути, но особо не расстроились. Подремали. Тьма стала рассеиваться. Со стороны противника начался обстрел. Штурмовые ДРГ, состоящие из наемников, ринулись на наши опорники.

Разведчики приняли бой. Рассредоточились и открыли огонь из стрелкового оружия. Было слышно, как в стороне и немного за спиной гремел бой на нашем опорном пункте. Взводный Жека со своими бойцами отражал очередной накат. Группа разведчиков оказалась еще ближе к противнику. Сориентировались не сразу. Но в первые минуты боя было как-то спокойно. Мерно работал ручной пулемет. И наемники не наглели. Ждали, когда сработает снайпер. В пылу перестрелки выстрел крупнокалиберной снайперской винтовки не слышен. Страшен результат. Пулеметчика бросило назад. Он упал на дно окопа. Пулемет уставился расскаленным стволом в небо. Поднять, перезарядить и снова ударить по противнику. Между Хасаном и старлеем упала граната, сброшенная с коптера. Хасану показалось, что земля и осколки хлестнули по каске. Боль пришла через минуту. Правый глаз стал видеть мир сквозь темно-багровую пелену. Теплая густая кровь заливала лицо. Старлей тоже был ранен, но еще не выпускал из рук автомата. Хасан перетащил командира под накат блиндажа, забрался в блиндаж сам. БК на исходе. Надо выбираться к своим. Кое-как расковырял заднюю стену, устроенную из мешков с песком. Выбрались в узкий лаз. До спасительного леса рукой подать. Три десятка метров дороги в ад. Наемники не угомонились, на смену одному коптеру прилетело сразу несколько. Один сбросил гранату на блиндаж. Второй положил боеприпас рядом с лейтенантом. Десятки мелких раскаленных кусочков металла разорвали бронежилет, ударили в руки и ноги, в лицо командира.

Решали секунды

Хасан остался один. После взрыва мир стал немым. Зловещая пугающая тишина. Потеряна ориентация. До спасительных деревьев, под кронами которых можно укрыться от камеры наблюдения квадрокоптера совсем недалеко. Хасан не услышал, увидел очередную птичку, зажавшую в пластмассовой лапе «лимонку». В рожке еще есть патроны. Упал на спину, вскинул автомат, попытался поймать в прицел вихляющийся коптер. Выстрел! Мимо! Еще выстрел! И снова промах. Оператор с той стороны видит ранено солдата, маневрирует и подводит летающего убийцу все ближе и ближе. Вот миг, когда лапа разжалась, от гранаты отлетела скоба. Четыре секунды на все оставшиеся действия. Хасан успел перевалиться за ствол снесенного давним взрывом дерева. И тут же окружающий мир лопнул сине-зеленым пламенем. Осколки гранаты ударили в руку и ногу. Камуфляж набух от крови.

ВСУшники отвязались. Думали, добили солдата.

Левой, здоровой рукой промедоловый тюбик в мягкие ткани. Уголок упаковки бинта разорвал зубами. Бинт намокает, но кровь идет уже не так сильно. Через какое-то время боль притупилась. Пропали тошнота и головокружение. Надо возвращаться к своим. Кое-как вернулся слух. Кажется, что бой слева и справа, стрельба за спиной. Двинулся вперед. Снова какие-то позиции, разбитые окопы, осыпавшиеся ходы сообщения. Обгоревший «Брэдли» с крестом на броне. В голове промелькнула мысль: «Наши молодцы! Очередной штатовский подарок сожгли!» Уже собирался встать и пойти к окопам во весь рост, когда услышал чужую речь.  «Ошибся. После ранения пошел в другую сторону. Почти на опорник ВСУшников вышел!» –мысли короткие, как вспышка фотоаппарата.

Неприятель заметил российского солдата. И тут же ударил пулемет. Рядом взвились фонтаны песка. Снайпера рядом не было, а то бы уложили без разговоров. Увидели же, гады, повязанную на одежду георгиевскую ленточку. Простая оранжево-черная лента приводит вояк в недружественной стране в бешенство.

Хасан прижался к земле. Ужом пробираясь среди кочек и обломков деревьев, волоча за собой пустой автомат, думал об одном: «Необходимо вернуться к своим!» А пулеметчик все лупил и лупил по полю наугад, прощупывая местность. В одном месте удалось перебежать, спрыгнуть в неглубокий ровчик. Бой в стороне стих. Теперь наемники вели бой с безоружным и раненым Хасаном. Он один оказался на поле брани. Один против всей чужой армии, засевшей где-то недалеко в долговременном укрытии. Долго оставаться в укрытии нельзя. Могут выйти на поиски, а сражаться нечем. В рожке не осталось даже единственного патрона. Надо решиться, выползти, выскочить и уходить. Во рту язык уже не ворочается, прилип к пересохшей гортани. Губы высохли до корост. Глаз ничего не видит, кровь запеклась черной пленкой. Кадык ходит ходуном, сердце колотится так, кажется, вздрагивает бронежилет. Пальцы не чувствуют боли, теребят, рвут искалеченную взрывами землю так, что ломаются ногти.

Георгиевская ленточка

Человек не видит артиллерийские снаряды, он слышит только их пролет: натужный свист мины или снаряда и змеиное шипение ракеты из РСЗО. Хасан сейчас ничего этого различить не мог. Мир по-прежнему был почти нем. Но единственным глазом увидел, как в той стороне, откуда по нему били из пулемета, взлетают к небу куски бетона, поднимается песчаная пыль и клубится белый дым – по неприятелю бьет наша гаубичная артиллерия. Переведя дух, солдат пополз к своим окопам. Понимал, ослабеет действие обезболивающего препарата, до наших может и не добраться. Повыше перевязал георгиевскую ленточку, чтобы бойцы заметили. В суматохе после отгремевшего только что боя могут и не узнать. Увидят, кто-то крадется в траве в сторону окопов, могут открыть огонь. Хасану повезло. В окопах уже были сослуживцы из разведбата, ждали возвращения своих. А если никто не вернется, готовились к выходу, чтобы забрать тела. Кто-то увидел в бинокль георгиевскую ленточку, признал Хасана.

– Хасан, двигаться можешь? Соберись и беги в окоп. Прикроем!

Из траншеи сослуживец разведчика орал во всю глотку. До ушей Хасана долетали далекие-далекие звуки. Так бывает в ветреный день в глухом лесу. Но солдат понял, надо сделать последний рывок. Сердце замерло. Хасан поднялся и пошел в сторону своих траншей. Ему казалось, что он бежит с такой силой, что не хватает дыхания, легкие горят от угара, а сердце готово выскочить из груди…

Он упал на руки своих товарищей и потерял сознание. В спину ему ударили сразу несколько неприятельских пулеметов, но ни одна пуля не догнала солдата… Георгиевская ленточка стала ему оберегом.

После первого ранения Хасан вернулся в разведбат. Когда началось мощное наступление под Авдеевкой, разведбат перебросили туда. В марте у села Тоненькое во время штурмовых действий по группе, в которой был Хасан, отработал неприятельский танк. Хасана сильно контузило. И он снова попал в госпиталь. Потом его отправили в отпуск. Слух постепенно возвращается. Перестала кружиться голова. Солдат в группе выздоравливающих. Наш герой с позывным Хасан сейчас находится дома. Собирается возвращаться на передовую к ставшим очень близкими однополчанам из отдельного разведбата. В отпуске времени зря не теряет, помогает домашним вести деревенское хозяйство. Но и боевых побратимов не забывает. Имея заслуженный авторитет в кругу друзей, живущих мирной жизнью далеко от войны, помогает собирать необходимое спецоборудование для разведчиков. Мы и познакомились с Хасаном на одной из погрузок очередного гумконвоя, который отправляли жители Сосновского района и прихожане храмов на передовую. Так, слово за слово, добрались до предельных точек жизни солдата на передовой, когда возвращение с поля боя можно приравнять ко второму рождению.

– Все равно мы тех одолеем. Победа будет за нами! – улыбается боец, самый обычный житель села Есаульского, что раскинулось среди лесостепи Южного Урала на берегу маленькой, говорливой речки Зюзелги.

В мае 2024 год Хасан из отпуска отправлял сослуживцам заказы

Авторы: Владимир Бреднев, Анна Махнина

Фото: Анна Махнина, из личного архива Дмитрия Степкина

 
По теме
Ранее распространенная телеграм-каналами информация о причастности иностранных граждан к инциденту, не подтвердилась, никто из участников событий не является мигрантом и выходцем из Среднеазиатского региона.
В День города, 20 июля, в Карабаше введут ограничение на продажу алкогольной и слабоалкогольной продукции и запрет на распитие алкогольных напитков во время проведения праздничного мероприятия на Центральной площади.
В ходе проведения оперативно-профилактической операции «Мак-2024» сотрудники патрульно-постовой службы полиции УМВД России по г.
Путешествия и путешественники - ЦБС Ашинского района 19 июля в Ашинской районной библиотеке состоялась очередная встреча в литературно-творческой студии для родителей с особенными детьми «Летучий корабль».
ЦБС Ашинского района
Если вместе, если дружно - Кизильский вестник В отличие от двора частного дома, у двора, образованного многоквартирными домами, и хозяев много.
Кизильский вестник